Ангелы поют
Иконы и фрески

Так безконечно хорошо, когда запели 9-ю последнюю песнь. Дальше, я знаю, будет тоже хорошо, но затем все-таки опять пойдут, громыхая, трамваи, будут приезжать визитеры в мундирах и с орденами, — все уже будет не то.

С.И. Фудель
Медиа
Поделиться:

maxim-grekПублицист, писатель и переводчик, он попал в Россию, в общем-то, случайно. Но оставил такой заметный след в русской церковной истории, что без Максима Грека её представить практически невозможно.

Михаил Триволис родился в 1470 году в Греции, в селении Арта, в аристократической семье. Михаил получил прекрасное образование, закончив школу на острове Корфу. Судя по всему, он видел себя политиком: уже в 20-летнем возрасте Михаил предложил свою кандидатуру в местный совет (Корфу был самоуправляемой территорией), но избран не был.

Тогда молодой человек решил заняться своим дальнейшим образованием: он уехал в Италию изучать философию, языки и другие науки. В Италии в то время был расцвет эпохи Возрождения. Процветали науки и искусства, развивались города, многие люди находились в активном духовном поиске. В Италии Михаил познакомился с известными учёными Альдом Мануцием и Константином Ласкарисом – последний стал его наставником. Кроме того, греческий студент увлёкся идеями популярного доминиканского священника Иеронима Савонаролы.

Под влиянием своих учителей он решил стать монахом. Вернувшись в 1507 году на родину, в Грецию, юноша принял постриг с именем Максим в Ватопедском монастыре на святой горе Афон (монастырь существует по сей день). Там, в свободное время, он продолжал изучать науки и иностранные языки. Прошло восемь лет. В 1515 году русский великий князь Василий III – отец Ивана Грозного – попросил игумена этого авторитетного монастыря прислать в Москву монаха по имени Савва для перевода духовных книг с греческого языка на русский.

Между Русью и Византией тогда были очень тесные отношения: многие греки жили и работали в Москве и других городах, помогая православным единоверцам осваивать и развивать философию, иконопись, богослужение. Однако монах Савва, знавший и греческий, и русский, был настолько стар, что игумен монастыря побоялся отправлять его в Москву. Вместо Саввы на Русь поехал Максим, который, хотя и не знал русского языка, но был прекрасно образован и легко учился новому.

Максима, к которому быстро прилепилось прозвище Грек, в Москве встретили с радостью и уважением. Он сразу принялся за работу и первым делом перевёл Псалтирь – в работе греческому монаху помогали русские переводчики Дмитрий Герасимов и Влас Игнатов. Закончив перевод Псалтири и ещё нескольких книг, Максим попросился обратно, на свою любимую гору Афон, но князь Василий его не отпустил – работы ещё предстояло много. И Максим работал.

Но вникая в русскую жизнь, познавая быт и нрав простых людей, княжеского двора и духовенства, греческий монах стал замечать то, что, по его представлениям, не вязалось с христианством. Возможно, Максим Грек был идеалистом – ему казалось, что все люди должны стремиться подражать Христу, и тогда на земле наступит счастье. Максиму не нравилось бесправие русских крестьян, излишняя жестокость княжеского двора (да и вообще грубость нравов), слишком роскошная, по его мнению, жизнь многих представителей духовенства. Он протестовал против того, что многие русские монастыри владеют огромными землями и целыми деревнями, получая с них оброк, тогда как монах, считал он, должен сам себя кормить, находясь в постоянном труде и молитве.

Так же считал и его современник, святой Нил Сорский, с которым Максим дружил. Многое ему не нравилось во внешней и внутренней политике Руси, о чём Максим не стеснялся говорить великому князю и боярам. В своих работах он затрагивал различные темы – богословские, филологические, но самым важным в публицистическом творчестве Максима Грека были и остаются его духовно-нравственные сочинения. В них он касался всех болевых точек своего времени, многие из которых сохранились и сейчас – коррупции, распущенности, суеверий, неправедной наживы (например, ростовщичества).

maxim-grek

Максим Грек ратовал за необходимость и обязательность церковной благотворительности, помощи бедным и обездоленным. Он пытался соединить идеи западного гуманизма и восточного православия, пытался понять – как многие веками до него и веками после – почему цивилизация на Руси приживается так медленно и неохотно. Он искренне хотел добра русскому народу и упорно пытался понять, как его достичь.

Максим Грек общался с самыми прогрессивными русскими людьми того времени – дипломатом Иваном Берсень-Беклемишевым, духовным и политическим деятелем, одним из лидеров движения «нестяжателей» Вассианом Патрикеевым, политиком Фёдором Жареным. Среди учеников Максима Грека – князь Андрей Курбский, инок Зиновий Отенский, архиепископ казанский Герман. Эти люди пытались что-то изменить в средневековой Руси, вдохнуть в неё новую жизнь.

Понятно, что Максим и его соратники довольно быстро нажили себе врагов – и среди бояр, и среди высшего духовенства. Недолюбливал их и великий князь Василий – за то, что Максим Грек осудил его намерение развестись с женой, Соломонией Сабуровой, что не подобает христианину, и жениться на Елене Глинской – будущей матери Ивана Грозного. Поэтому и князь, и бояре, и церковные иерархи сделали всё, чтобы на Соборе 1525 года обвинить Максима Грека и его товарищей в ереси.

Максим был отлучён от причастия – это одно из самых страшных наказаний для христианина – и сослан в далёкий Иосифо-Волоцкий монастырь. Затем место заключения заменили на Отроч Успенский монастырь в Твери (отроч – от слова отрок, подросток; название связано с историей основания монастыря). Тогдашний тверской епископ Акакий любил и уважал Максима Грека, поэтому позволил ему читать и писать всё, что тот хочет, часто принимал у себя монаха и подолгу беседовал с ним. Но к причастию Святых Тайн (главного Таинства Церкви) Максима допустили только в 1541 году.

Всего до нас дошло 365 текстов Максима Грека, и вряд ли это полное собрание его сочинений. Например, в Твери преподобный написал автобиографическое произведение «Мысли, какими инок скорбный, заключённый в темницу, утешал и укреплял себя в терпении». Вот цитата из него: «Не тужи, не скорби, ниже тоскуй, любезная душа, о том, что страждешь без правды, от коих подобало бы тебе приять всё благое, ибо ты пользовала их духовно, предложив им трапезу, исполненную Святаго Духа...»

maxim-grek

Либо в конце 1540-х, либо в начале 1550-х годов, после многочисленных просьб и челобитных князю со стороны восточных патриархов и московского митрополита Макария, Максима Грека перевели в Троице-Сергиев монастырь – уже не в заточение, а на покой. Ему было тогда около 80-ти лет. Там же, в Троицком монастыре, Максим Грек и скончался – в день памяти своего небесного покровителя, преподобного Максима Исповедника. Там он был похоронен, и там же, в Троице-Сергиевой Лавре, покоятся теперь мощи этого святого человека, который так много сделал для просвещения России.

Над гробницей преподобного Максима на медной доске вырезаны стихи:

Блаженный здесь Максим телом почивает,

И с Богом в небеси душою пребывает.

И что Божественно он в книгах написал,

То жизнию своею и делом показал.

Оставил образ нам и святости примеры,

Смирения, любви, терпения и веры!

maxim-grek

 

НЕСТЯЖАТЕЛИ И ИОСИФЛЯНЕ

Нестяжатели – духовное и политическое течение на Руси в XV веке. Название происходит от слова «стяжать», то есть получать, копить – сторонники этого течения выступали против того, чтобы Церковь вообще и монастыри в частности владели каким-либо значительным имуществом, например, землями.Идея нестяжательства напрямую следует из идеи аскетизма – физического укрощения плоти ради духовного роста.

Главным проповедником идей аскетизма и нестяжательства был в то время преподобный старец Нил Сорский. Он считал, что церкви, как в первые века её существования, не нужна никакая собственность, не нужны богатые иконостасы и красивые росписи, что это никак не помогает спасению души, а скорее наоборот – мешает. Старец выступал за возвращение к идеалам первых христиан.

Идейными противниками нестяжателей были иосифляне, названные так по имени своего лидера, преподобного Иосифа Волоцкого. Они выступали за сохранение существующего порядка вещей, включая право монастырей владеть землёй. Это, по мнению Иосифа Волоцкого, позволяло монастырям оказывать помощь людям во время неурожаев, кормить бедных и странников. Иосиф Волоцкий полемизировал с Нилом Сорским, доказывая необходимость отдавать Богу всё самое лучшее, украшать Его храмы золотом и росписью, ведь храм – это самое главное место для человека, где он встречается с Богом.

Тропарь Максиму Греку, глас 8

Зарею Духа облистаемь,  витийствующих богомудренно сподобился еси разу­мения,  неведением омраченная сердца человеков светом благочестия просве­щая,  пресветел явился еси Православия светильник, Максиме преподобне,  отонудуже ревности ради Всевидящаго  отечества чужд и странен, Российския стра­ны был еси пресельник,  страдания тем­ниц и заточения от самодержавнаго пре­терпев, десницею Вышняго венчаешися и чудодействуеши преславная. И о нас ходатай буди непреложен,  чтущих любовию святую память твою.

Пасха.ру

О сайте | Фотогалереи | Вопрос священнику | О Пасхе Христовой | Христос Воскресе! | Святые отцы о Пасхе | Как праздновать Пасху? | Что подарить на Пасху? | Пасхальные песнопения | Поздравительные открытки | Пасхальный пир | Пасха в литературе | Знаменитые храмы Воскресения Христова | Детская страничка | Пасхальное Евангелие | Пасхальные службы | Пасхальные проповеди | Об изображении Воскресения Христова | Фотогалереи | Обои для рабочего стола | Заставки для мобильных телефонов | Рингтоны | Медиа | Наши проекты | Пасхалия | Иконы и фрески | Пасхальные послания | Новости | Соборная площадь | Редакция сайта | Магазин

© 2006—2013 Пасха.ру
Материалы сайта разрешены для детей, достигших возраста двенадцати лет Условия использования

Если вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам об этом.
Выделите мышкой область текста и нажмите Ctrl+Enter.
Яндекс.Метрика