Ангелы поют
Иконы и фрески

Сошествие во ад
Начало XI в., монастырь Осиос Лукас, Греция

Святой час уже наступил, и, когда земная Москва поднялась навстречу Воскресшему Христу и ждала Его в золотых огнями храмах, над этою зримою Москвой уже незримо стояла ополченная на молитву другая — небесная, вечная Москва.

Е. Поселянин
Медиа
Поделиться:
filipp_1.jpg

Митрополит Филипп – одна из самых трагичных и значительных фигур в русской истории. Ради спасения людей он не побоялся идти против царя, которого неслучайно прозвали Грозным. Ради утверждения Божией правды он выступил против всеобщей лжи. Митрополит Филипп был лишён сана, отправлен в ссылку и в итоге убит. Но в своей борьбе за Правду он всё равно вышел победителем.

В миру митрополита Московского и всея Руси Филиппа II звали Фёдором Степановичем Колычевым. Он родился 11 февраля 1507 года в Москве. Боярский род Колычевых был древним и знатным, отец Фёдора, Степан Иванович, принадлежал к младшей, наименее значительной его ветви. Степан Иванович хотел, чтобы его сын – парень смышлёный и грамотный – пошёл по государевой службе. Мать, Варвара, воспитывала Фёдора в духе христианского благочестия.

До 30-ти лет Фёдор находился при дворе великого князя Василия III, изучая Священное Писание, воинские и прочие науки. И, несмотря на большую разницу в возрасте (Фёдор был старше), он подружился с княжеским сыном Иваном. В 1537 году в Русском государстве случилась очередная смута: старицкий князь Андрей поднял в Новгороде бунт против Елены Глинской – матери Ивана IV, великой княгини московской, занявшей престол после смерти мужа, Василия III. Бояре Колычевы встали на сторону старицкого князя. Елена Глинская смогла бунт подавить, а род Колычевых попал в опалу – многих его представителей казнили или посадили в тюрьму.

Для Фёдора Колычева это стало поводом реализовать свою давнюю мечту – уйти в монастырь. Тем более что незадолго до этого, как повествует в Четьях-Минеях святитель Димитрий Ростовский, «…случилось ему, по особому Божиему промышлению, призревшему на него, войти в церковь во время совершения Божественной Литургии. Здесь он услышал слова Евангелия: «Никто не может служить двум господам» (Евангелие от Матфея, 6:24). Поражённый этими словами, он размышлял в себе, что эти слова относятся и к нему, и решился оставить мирскую жизнь».

Фёдор не взял из дома ни денег, ни ценностей; будучи боярского рода, оделся как простолюдин. И – отправился на север, подальше от московской суеты. Год он прожил у крестьянина по прозвищу Суббота в деревне Хижи возле Онежского озера. Затем перебрался на Соловки, в Соловецкий монастырь и остался там послушником. Через полтора года игумен монастыря Алексий (Юренев) постриг Фёдора в монахи с именем Филипп. Духовным наставником Филиппа стал старец Иона (Шамин), ученик преподобного Александра Свирского.

А в 1548 году постаревший игумен Алексий предложил Филиппа в качестве своего преемника – он видел ум, рассудительность и духовное стремление монаха. На монастырском соборе монахи единогласно проголосовали за своего брата; новгородский архиепископ Феодосий возвёл Филиппа в сан игумена Соловецкого монастыря.

Игумен Филипп и сам неустанно трудился над собой, и братии помогал, как мудрый и терпеливый учитель. Он глубоко чтил память основателей монастыря – преподобных Зосимы и Савватия, очень много сделал для увековечивания их памяти, постоянно приводил в пример монахам слова и поступки из жизни великих подвижников. Русский престол к тому времени занял Иван IV, по прозвищу Грозный. Великий князь чтил Соловецкий монастырь, регулярно присылая туда богатые дары, и оказывал другие знаки монаршего расположения – освободил монастырь от налогов, отдал ему волость Колежму со всеми оброками, несколько островов. Игумен же стал всё больше времени проводить в уединении, в своей пустыни в двух верстах от монастыря – позже эту пустынь стали называть Филипповой.

filipp_i_zar.jpg

В 1551 году игумен Филипп принял участие в Стоглавом соборе. Именно на нём он во второй раз познакомился с князем Иваном Васильевичем, принявшим к тому моменту титул царя (когда Филипп,вернее, тогда ещё Фёдор, ушёл из Москвы, будущему царю было всего восемь лет).

Царь Иван запомнил мудрого игумена. В 1566 году возникла необходимость выбрать нового митрополита Московского и всея Руси. Митрополита, а не Патриарха – потому что Русская Церковь в те времена была митрополией Византийской Церкви. Главным кандидатом был казанский архиепископ Герман – самый известный и авторитетный на тот момент из иерархов Церкви. Он был не согласен с политикой Ивана Грозного и впал в немилость царя. Дело в том что в эти годы начинался один из самых мрачных и кровавых периодов в истории России – опричнина. Порядочные люди того времени просто не могли согласиться с беззакониями, творимыми опричниками во всех уголках Руси.

Тогда Иван Грозный вызвал в Москву Филиппа и предложил ему принять сан митрополита. Соловецкий игумен, видя, что в государстве начинается что-то неладное, согласился, но поставил царю условие – опричнина должна быть уничтожена. «Повинуюся твоей воле; но умири же совесть мою: да не будет опричнины! Да будет только единая Россия! Ибо всякое разделённое Царство, по глаголу Всевышнего, запустеет. Не могу благословлять тебя искренно, видя скорбь отечества», – приводит слова Филиппа в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзин.

Иван Грозный не стал давать пустых обещаний. Он был искренне убеждён в необходимости и полезности для страны людоедской машины опричнины. Первая, но не последняя дискуссия между царём и игуменом ни к чему не привела – каждый остался при своём мнении. Кроме того, Филипп был наслышан о не вполне христианских нравах, царящих при дворе Ивана Грозного. Но отступать ему было некуда: отказавшись от сана митрополита, он потерял бы возможность хоть как-то влиять на неуравновешенного царя, спасти от ненавистной опричнины хоть какое-то количество людей. И Филипп согласился.

25 июля 1566 года на соборе русских епископов он был избран митрополитом Московским и всея Руси. Для Ивана Грозного беседы с митрополитом не прошли даром: первые полтора года Филиппа на митрополичьем престоле в Москве было спокойно: людей массово не убивали и не пытали. Владыка не забыл об опричнине, просто ему казалось, что Иван Грозный, возможно, образумился.

Тем не менее времена тогда были суровые, а царь Иван – жестоким и мнительным. В царскую опалу люди попадали без разбора и волей случая: не так посмотрел – на виселицу. И митрополит Филипп вступался за тех, кто, по его мнению, подвергался репрессиям несправедливо. Однако относительное затишье длилось недолго. Во время первого Ливонского похода в 1568 году опричниками были перехвачены письма польского короля Сигизмунда и гетмана Ходкевича – злейших врагов Руси – к московским боярам с предложением перейти под власть Литвы. Это стало поводом для новых жестоких расправ – вся Москва, по свидетельству очевидцев, была залита кровью. Митрополит Филипп, почти ежедневно встречаясь с царём, пытался образумить его, усмирить царскую свирепость. Однако Иван Грозный ещё больше распоясывался в своём беззаконии, а с митрополитом просто перестал встречаться. Тогда митрополит Филипп открыто – среди бояр и народа – стал выступать против царского «беспредела», погубившего тысячи людей.

А 22 марта 1568 года в Успенском соборе Московского Кремля произошло событие, беспрецедентное для русской истории. Иван Грозный пришёл на службу с ближайшими опричниками – все были одеты в чёрные монашеские ризы как знак особого смирения перед Богом. После литургии, как обычно, царь подошёл к митрополиту за благословением. Однако владыка Филипп сделал вид, что не заметил царя. Вместо этого, повествует «История государства Российского», он обратился ко всем собравшимся. «В сём виде, в сём одеянии странном не узнаю Царя Православного; не узнаю и в делах Царства… О Государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а за алтарём льётся невинная кровь Христианская. Отколе солнце сияет на небе, не видано, не слыхано, чтобы Цари благочестивые возмущали собственную Державу столь ужасно! В самых неверных, языческих Царствах есть закон и правда, есть милосердие к людям – а в России нет их! Достояние и жизнь граждан не имеют защиты. Везде грабежи, везде убийства и совершаются именем Царским! Ты высок на троне; но есть Всевышний, Судия наш и твой. Как предстанешь на суд Его? Обагрённый кровию невинных, оглушаемый воплем их муки? Ибо самые камни под ногами твоими вопиют о мести!.. Государь! вещаю яко пастырь душ. Боюся Господа единого!»

Иван Грозный, по многочисленным свидетельствам, был очень неуравновешенным человеком. И тут он буквально взорвался от ярости: митрополит не только отказался его, царя, благословить, но и позволил себе прилюдно его обличить! Все были уверены, что дни, а может, и часы митрополита Филиппа сочтены. Но Иван Грозный знал о всенародной любви и почитании владыки и не рискнул поднять на него руку: в стране мог бы вспыхнуть бунт. Но уже на следующий день в Москве с новой силой возобновились аресты и казни: людей брали и убивали почти без разбора. Митрополит Филипп в знак протеста против царских зверств уехал из Кремля и уединился в одном из московских монастырей, проводя время в постоянной молитве о вразумлении тирана и спасении православных людей.

Разгул опричнины не прекращался, и митрополит Филипп снова и снова обличал эти беззакония. В конце концов, Иван Грозный решил расправиться с непокорным. Но просто казнить владыку Филиппа как любого из своих подданных он опасался, поэтому решил для начала сместить его с кафедры митрополита. Это мог сделать только епископский собор – для лишения сана нужны были веские доказательства. Тогда царь отправил гонцов в Соловецкий монастырь. Какие «доказательства» собрала комиссия – неизвестно, документы не сохранились. В ноябре 1568 года в Успенском соборе Кремля состоялся церковный суд. Митрополит Филипп не стал ждать его решения, он обратился к архиереям со словами: «Лучше мне принять безвинно мучение и смерть, нежели быть митрополитом при таких мучительствах и беззакониях! Я творю Тебе (Богу – ред.) угодное. Вот мой жезл, белый клобук, мантия! Я более не митрополит».

Затем отречение митрополита от власти было узаконено решением собора. Бывшего митрополита посадили под арест в Богоявленский монастырь. Царь намеревался устроить ему самую страшную казнь – сжечь на костре. В народе, который очень любил митрополита, появилась даже легенда, что бесноватый царь отдал его на растерзание дикому медведю, однако свирепый зверь, как ласковый котёнок, стал тереться о его ноги. На самом же деле по многочисленным челобитным духовенства смертельный приговор был заменён на пожизненное заключение. Царь лично проследил, чтобы его врага заковали в кандалы как убийцу и посадили под замок в маленькую келью в монастыре Николы Старого. Весь род Колычевых подвергся жестоким расправам. Но и этого Ивану Грозному было мало: лично казнив любимого племянника святителя, царь отослалего голову Филиппу в келью.

Святителя сослали в Отроч Успенский монастырь под Тверью – на вечное заточение. Однако Иван Грозный был не из тех, кто оставляет своих врагов в покое, а тем более прощает их. Во время похода на мятежный Новгород царь подослал в монастырь к святителю своего подручного, одного из начальников опричного войска Малюту Скуратова – якобы для того, чтобы получить благословение бывшего митрополита. Оставшись со святителем Филиппом в келье один на один, Скуратов задушил его. Монахам же объяснил, что святитель скончался сам – от духоты в келье. А имя Малюты Скуратова (на самом деле его звали Григорий Скуратов-Бельский, прозвище он получил за маленький рост) стало с тех пор нарицательным для всех жестоких палачей и злодеев.

Уже после смерти Ивана Грозного, в 1591 году, по просьбе соловецких монахов мощи митрополита Филиппа были доставлены из Твери на Соловки и захоронены в Спасо-Преображенском соборе монастыря, игуменом которого когда-то был святитель.

СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ

При игумене Филиппе монастырь достиг небывалого хозяйственного расцвета: была прорыта сеть каналов между озёрами острова, построены мельницы и мастерские, усовершенствовано монастырское сельское хозяйство. Деньги, полученные монастырём в результате хозяйственной деятельности, были использованы на строительство существующих и сейчас Успенского и Преображенскогособоров, двух- и трёхэтажных келий для братии взамен одноэтажных, монастырской больницы. Соловецкий монастырь стал не просто одним из самых крупных и самых богатых монастырей Руси, но и деловым и культурным центром всего русского Северного Поморья.

ОПРИЧНИНА

Опричнина – один из самых мрачных периодов в истории России, длившийся с 1565 по 1572 год. Это был период узаконенного государственного террора, первоначальная задача которого состояла в том, чтобы уничтожить любую, даже надуманную опасность власти Ивана IV Грозного. Внешним отличием опричников служили собачья голова и метла, прикреплённые к седлу – символы того, что они грызут и выметают изменников царя. Опричники фактически не подчинялись никакому закону: им была дана почти полная свобода пытать и казнить людей, отбирать их собственность. Опричников ненавидели все – и бояре, и простые люди. Закончилась опричнина бесславно. В 1571 году на Москву напал крымский хан Давлет-Гирей. Привыкшие убивать и грабить мирных людей, развращённые безнаказанностью, большинство опричников отказались защищать родной город. И тогда, наконец, царь разогнал опричное войско.

ПОКАЯНИЕ

Потомкам Ивана Грозного не давал покоя тот великий грех, который их предок совершил перед русским народом и его митрополитом. В 1652 году царь Алексей Михайлович решил символически попросить прощения у митрополита Филиппа, перенеся его мощи в Москву. «Молю тебя и желаю тебе прийти сюда, чтобы разрешить согрешение прадеда нашего, царя и великаго князя Иоанна, нанесённое тебе неразсудно завистию и неудержанною яростию, ибо твоё на него негодование как бы и нас сообщниками творит его злобы… И сего ради преклоняю царский свой сан за онаго, пред тобою согрешившаго, да оставишь его прегрешение своим к нам пришествием», – говорилось в царской грамоте, обращённой к митрополиту Филиппу. Мощи святителя с чрезвычайным благоговением перенесли с Соловков в Москву, по пути внося в храмы для поклонения. И, хотя уже сменилось поколение людей, православные помнили и чтили своего митрополита; на богослужениях, посвящённых его памяти, собиралось огромное количество верующих. Практически вся Москва пришла поклониться святителю Филиппу. Его мощи были помещены в серебряную раку в Успенском соборе Кремля – главной усыпальнице российских монархов, где они покоятся и теперь.

ТРОПАРЬ, глас 8-й

Первопрестольников преемниче, столпе Православия, истины поборниче, новый исповедниче, святителю Филиппе, положивый душу за паству твою, темже, яко имея дерзновение ко Христу, моли за град же и люди, чтущия достойно святую память твою.

Пасха.ру

Оставить комментарий на статью

Ваше имя:
Ваш E-mail:
* Комментарий:
* Введите число на картинке:
* - поля, необходимые для заполнения

О сайте | Фотогалереи | Вопрос священнику | О Пасхе Христовой | Христос Воскресе! | Святые отцы о Пасхе | Как праздновать Пасху? | Что подарить на Пасху? | Пасхальные песнопения | Поздравительные открытки | Пасхальный пир | Пасха в литературе | Знаменитые храмы Воскресения Христова | Детская страничка | Пасхальное Евангелие | Пасхальные службы | Пасхальные проповеди | Об изображении Воскресения Христова | Фотогалереи | Обои для рабочего стола | Заставки для мобильных телефонов | Рингтоны | Медиа | Наши проекты | Пасхалия | Иконы и фрески | Пасхальные послания | Новости | Соборная площадь | Редакция сайта | Магазин

© 2006—2013 Пасха.ру
Материалы сайта разрешены для детей, достигших возраста двенадцати лет Условия использования

Если вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам об этом.
Выделите мышкой область текста и нажмите Ctrl+Enter.
Яндекс.Метрика